Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

+7 (495) 649-42-01   +7 (915) 346-83-77   +7 (905) 582-13-60

 РАБОТАЕМ БЕЗ ВЫХОДНЫХ 


НОВОСТИ

Судам готовят новые правила работы

            13 июля 2017 года


Важная информация

Изменения в ст.228 УК РФ

в 2017 году!!!

Я понимаю, что все ждут изменения в законодательстве по статьям 228, 228.1 УК РФ. Мы тоже ждем!

Но! Изменений нет и не предвидится!

Если какой-либо сайт размещает информацию о грядущих изменениях-это рекламный ход, дабы привлечь Ваше внимание, не более того!

Так как ФСКН расформировано, многие проекты остались не реализованными!

Не бойтесь звонить нам!

Если Вы на нашем сайте, значит у Вас появился реальный шанс на общение с профессионалом!

Будьте активны!

Ваши обращения являются конфиденц-ми, Вам не обязательно представляться специалисту!

Вы можете позвонить, рассказать о сложившейся ситуации, узнать что грозит, проконсультироваться что делать, какие действия предпринять!

Нужна помощь профессионального адвоката по наркотикам в Москве и Московской области?

Или на Юге России?

Звоните. Мы на связи!

Находитесь в других регионах России?

Нужна помощь профессионала в защите по наркотикам?

Звоните, мы работаем дистанционно со всеми регионами!

Изучим уголовное дело, укажем нарушения, необходимые действия, составим документы.

Обжалуем приговор в ваших интересах или составим жалобу для самостоятельной подачи!

При необходимости адвокат может выехать в ваш регион!

Приговор № 1-53/2014 от 17 июня 2014 г.

Невельский городской суд (Сахалинская область) - Уголовное




Дело №1-53/2014

ПРИГОВОР



ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г.Невельск 17 июня 2014 года 

Судья Невельского городского суда Сахалинской области А.В. Грибановский,

с участием государственных обвинителей – Помогаева Е.Ю., Сатановского В.В.,

подсудимых – Иванова А.Г., Глобиной (Мариаш) А.В.,

защитника – адвоката Невельского адвокатского кабинета Шевченко Е.А., предоставившего удостоверение №, ордер № от ДД.ММ.ГГГГ года,

защитника – адвоката Невельского адвокатского кабинета Гавриловой Е.А., предоставившей удостоверение №, ордер № от ДД.ММ.ГГГГ года,

при секретаре Пыреговой О.В., 

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

Иванова А. Г., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, <данные изъяты>, гражданина РФ, <данные изъяты> осужденного: 

- приговором Невельского городского суда от 14.04.2010 года по ч.2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы, без штрафа; 

- приговором Невельского городского суда от 06.07.2012 года, с учётом кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 05.03.2014 года, по п. «а» ч.3 ст. 228.1; п. «а» ч.3 ст. 228.1; ч.1 ст. 30, п. «а,г» ч.3 ст. 228.1; ч.3 ст. 30, п. «а» ч.3 ст. 228.1; п. «а» ч.3 ст.228.1, ч. 3 ст. 69, ч. 5 ст. 69 УК РФ, к 11 годам 6 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 40 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима; по настоящему уголовному делу под стражей не содержащегося, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. п. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, 

Глобиной (Мариаш) А. В., ДД.ММ.ГГГГ года рождения, <данные изъяты> гражданки РФ, <данные изъяты>, осужденной:

- приговором Невельского городского суда от 06.07.2012 года, с учётом кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Сахалинского областного суда от 05.03.2014 года, по ч.1 ст. 30, п. «а, г» ч.3 ст. 228.1; ч.3 ст. 30, п. «а» ч.3 ст. 228.1, ч. 2 ст. 69 УК РФ к 08 годам 5 месяцам лишения свободы со штрафом в размере 15 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима; по настоящему уголовному делу под стражей не содержащейся, обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного п. п. «а, г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ, 

У С Т А Н О В И Л:

Органом предварительного расследования Иванов А.Г. и Глобина (Мариаш) А.В. обвиняются в совершении преступления, предусмотренного п. «а,г» ч.3 ст.228.1 УК РФ, то есть Иванов А. Г. и Глобина (Мариаш) А. В. совместно с другим лицом, в отношении которого уголовное дело выделено в отдельное производство, совершили незаконный сбыт наркотических средств лицу под именем «<данные изъяты>» в составе организованной группы.

Указанное преступление, согласно предъявленному обвинению, Иванов А.Г. и Глобина (Мариаш) А.В., совершили в <адрес> при следующих обстоятельствах.

С ДД.ММ.ГГГГ Иванов А.Г., обладая неустановленным источником получения наркотического средства – героин, владея организаторскими способностями, с целью незаконного сбыта героина, намереваясь извлечь при этом материальную выгоду, создал и возглавил в <адрес> организованную преступную группу, при следующих обстоятельствах, установленных, в том числе, вступившим в силу приговором Невельского городского суда 06 июля 2012 года.

Так, в ДД.ММ.ГГГГ Иванов А.Г., находясь в принадлежащей ему квартире № дома № по <адрес>, предложил другому лицу, в отношении которого дело выделено в отдельное производство в связи с розыском (далее «соучастница»), с целью извлечения материальной выгоды для них обоих, принять участие в преступной деятельности, связанной с незаконным оборотом наркотических средств, а именно, в сбыте наркотического средства - героина его потребителям - жителям южной части Сахалинской области. Соучастница с предложением Иванова А.Г. получать от него наркотическое средство – героин и сбывать его в среде лиц, употребляющих наркотики, согласилась. 

В тоже время, Иванов А.Г., совместно с соучастницей, желая увеличить количество сбываемого героина, предложили их общей знакомой жительнице <адрес> Мариаш А.В. осуществлять незаконный сбыт наркотического средства - героина путем его распространения в форме продажи среди лиц, проживающих в <адрес>.

Кроме этого, с целью активного функционирования созданной организованной преступной группы, Иванов А.Г. предложил Мариаш А.В. использовать ее жилище – квартиру №, дома № по <адрес>, для распространения героина среди населения <адрес> в форме продажи, получения денежных средств, вырученных от реализации наркотического средства, приискания потребителей наркотического средства героина, с целью его последующей продажи, при этом, пообещав ей в счет оплаты за участие в незаконном сбыте героина, каждую десятую упаковку с разовой дозой от общего количество переданного ей для продажи наркотического средства – героина.

Мариаш А.В., как склонное к употреблению наркотиков лицо, желая получить бесплатный доступ к наркотическому средству - героину для личного употребления, осознавая общественную опасность и противоправность поступившего от Иванова А.Г. предложения, с ним согласилась.

Таким образом, в целях извлечения материальной выгоды от незаконного оборота наркотических средств, в ДД.ММ.ГГГГ Ивановым А.Г. была организована преступная группа, в которую вошел он, Мариаш А.В. и их соучастница. При этом основой создания организованной преступной группы, взаимосвязи и устойчивости ее членов, послужили цель Иванова А.Г. и соучастницы поправить свое финансовое положение, и наличие у Мариаш А.В. желания употребления наркотического средства героина, путем совершения всеми членами организованной группы особо тяжких преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. Эти побуждения, а так же то, что члены организованной группы находились в близких отношениях, проживали в одном населённом пункте и ранее были знакомы между собой, придавало сплоченность устойчивой преступной группе, организованной Ивановым А.Г.

Для обеспечения наибольшей конспирации организованной преступной группы, Иванов А.Г. сознательно не сообщал соучастнице и Мариаш А.В. источник получения им наркотического средства. Согласно распределенным ролям, Иванов А.Г. в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, незаконно приобретал в принадлежащей ему квартире № дома № по ул<адрес> у неустановленных лиц наркотическое средство - героин (диацетилморфин), которое совместно с соучастницей расфасовывал и упаковывал в бумажные свертки. Так же, как лидер созданной им устойчивой преступной группы, Иванов А.Г. осуществлял общее руководство, планирование и координацию деятельности всех участников организованной преступной группы, распределение функций между ее членами, получение денежных средств от незаконного оборота наркотических средств, что выражалось в даче указаний соучастнице расфасовывать, упаковывать героин, и передавать его Мариаш А.В.; даче указаний Мариаш А.В. осуществлять продажу героина; контроле количества передаваемого на продажу героина и денежных сумм, полученных от его продажи; ведении письменного учета, инструктировании соучастницы и Мариаш А.В. о мерах конспирации, а также определении дней продажи героина.

В то время, соучастница, согласно отведенной ей роли, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, в квартире № дома № по <адрес> осуществляла совместно с Ивановым А.Г. расфасовку и упаковку наркотического средства - героина, его передачу Мариаш А.В. для последующего распространения среди населения в форме продажи, получение от Мариаш А.В. вырученных от реализации наркотического средства денежных средств, приискание потребителей наркотического средства - героина, с целью его последующей продажи среди них, а также продажу героина.

В свою очередь, Мариаш А.В., используя свое жилище, а именно, квартиру № в доме № по <адрес>, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, получала от Иванова А.Г. и их соучастницы свертки с расфасованным в них наркотическим средством - героином, сбывала его, и передавала Иванову А.Г. вырученные в ходе сбыта денежных средств, имея при этом возможность употребить в счет оплаты часть из продаваемого героина. 

Участники организованной группы сознавали, что каждый из них выполняет свою роль в ее деятельности, при этом Иванов А.Г. с соучастницей, преследовали единую цель - извлечение преступного дохода от незаконного оборота наркотических средств, который можно получить только в результате их согласованных действий, в составе организованной преступной группы, а Мариаш А.В. - возможность получить безвозмездный доступ к героину для личного употребления. Преступная деятельность Иванова А.Г., Мариаш А.В. и их соучастницы характеризовалась высокой устойчивостью, обусловленной продолжительностью данной преступной деятельности и значительным объемом наркотического средства, используемого для незаконного сбыта. Контакты между участниками организованной преступной группы носили постоянный и интенсивный характер.

Совместная преступная деятельность Иванова А.Г. и соучастницы, была ориентирована на получение постоянных и все возрастающих доходов, а Мариаш А.В. - на бесплатное получение для личного потребления наркотического средства - героин. В процессе осуществления Ивановым А.Г., Мариаш А.В. и их соучастницей противоправной деятельности в рамках преступной организованной группы, способом достижения цели получения незаконных доходов была их преступная деятельность, направленная на незаконный оборот конкретного вида наркотического средства - героина, в виде его незаконного сбыта, который являлся единственным источником таких доходов.

Так преступная группа в составе Иванова А.Г., Мариаш А.В. и их соучастницы, в соответствии с вышеуказанным распределением ролей, совершала с ДД.ММ.ГГГГ особо тяжкие преступления в <адрес>, а именно сбыт наркотических средств в особо крупном размере вплоть до ДД.ММ.ГГГГ, то есть, когда преступная деятельность организованной группы была окончательно пресечена. 

В том числе, в дневное время ДД.ММ.ГГГГ Иванов А.Г., находясь у себя в квартире №, дома № по <адрес>, с целью незаконного сбыта наркотического средства героина, в форме его продажи, с корыстной целью, не имея соответствующего разрешения, незаконно, действуя совместно и согласованно с участниками организованной группы под его руководством, в составе него самого, Мариаш А.В. и их соучастницы, будучи объединен с ними единым преступным умыслом, согласно определенной для себя роли, активно принимая участие в преступной деятельности этой группы, приобрел у неустановленного лица наркотическое средство героин (диацетилморфин) около 40 грамм, часть которого расфасовал и упаковал в 132 бумажных свертка, в каждый из которых поместил не менее 0,14 грамма героина, а оставшуюся часть, наркотического средства – героин, весом не менее 20,4 грамма, употребил внутривенно.

Затем Иванов А.Г. и Мариаш А.В. в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, реализуя с соучастницей и Мариаш А.В. свой умысел на незаконный сбыт наркотических средств, действуя в составе организованной им группы, незаконно сбыли в коридоре квартиры № дома № по <адрес> лицу под именем «<данные изъяты>» (поименован постановлением следователя о сохранении в тайне личности свидетеля), два свертка с наркотическим средством героин, по цене 1 000 рублей за каждый, а всего за 2 000 рублей, в которых находилось не менее 0,14 грамма наркотического средства - героина. После чего, лицо под именем «<данные изъяты>», находясь в месте своего жительства, наркотическое средство - героин, содержавшийся в одном из приобретенных им у Иванова А. Г. свертков, употребил путем внутривенной инъекции, спрятав второй сверток с героином в своей одежде. Впоследствии ранее приобретённый и спрятанный «<данные изъяты>» свёрток с наркотическим средством - героином был обнаружен его сожительницей – лицом под именем «<данные изъяты>» (поименована постановлением следователя о сохранении в тайне личности свидетеля). В свою очередь, лицо под именем «<данные изъяты>», найдя данный сверток, и, не желая, чтобы лицо под именем «<данные изъяты>» употребил находящийся в свёртке героин, спрятала его, забыв впоследствии уничтожить. ДД.ММ.ГГГГ в ходе производства выемки лицо под именем «<данные изъяты>» добровольно выдала сотрудникам милиции найденный ею в одежде лица под именем «<данные изъяты>» сверток с наркотическим средством - героином. 

В судебном заседании подсудимый Иванов А.Г. вину в инкриминируемом ему преступлении не признал в полном объеме и, воспользовавшись предоставленным ему ст.51 Конституции РФ правом, отказался от дачи показаний. 

Из оглашенных в порядке п. 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ показаний подсудимого Иванова А.Г., данных на предварительном следствии и в судебных заседаниях, следует, что он употреблял наркотические средства, денег на приобретение не хватало, в связи с чем, в ДД.ММ.ГГГГ согласился на предложение своего знакомого приобретать у него героин и продавать наркозависящим лицам. После этого, предложил ФИО1 и их общей знакомой Мариаш, продавать наркотики вместе. Получив от обеих женщин согласие, приобретал наркотики, расфасовывал их дома в пакетики, называемые «чеками» и содержавшие разовые дозы по 0,14 грамма. Расфасовку героина производил металлической приплюснутой ложкой с красной ручкой, которая позже была изъята при обыске. Фасовал героин в бумажные листы из журнала, перевязывая пакетики липкой или изоляционной лентой. Готовые «чеки» они с ФИО1 передавали Мариаш, ежедневно примерно по 10 чеков. Мариаш переданные «чеки» продавала различным потребителям, а один «чек» оставляла себе в качестве оплаты за реализацию остальных. Полученные от продажи «чеков» деньги Мариаш передавала либо ему, либо ФИО1. Самой ФИО1 передавал героин различными способами: отдавал лично, оставлял в ее одежде или в тумбе около кровати. Свою деятельность старался не афишировать, имелись электронные весы, которые при необходимости использовал для взвешивания приобретённого героина, вел специальную тетрадь, отражая в ней информацию по продаже героина, дозах и вырученных от этого деньгах. Оглашенные показания в судебном заседании подсудимый Иванов не поддержал, при этом пояснил, что наркотические средства «<данные изъяты>» не продавал. (т. 1 л.д. 217-220, 228-232, 242, 248- 252, т. 2 л.д. 31-36, 149-154, т. 4 л.д. 107-110, т.37 л.д.90-93, т.39 л.д.126-130).

В судебном заседании подсудимая Глобина (Мариаш) А.В. вину в инкриминируемом преступлении не признала в полном объеме и, воспользовавшись предоставленным ей ст.51 Конституции РФ правом, отказалась от дачи показаний.

Согласно оглашённым в порядке п. 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ показаниям подсудимой Глобиной (Мариаш) А.В., данным ею в ходе предварительного следствия и на судебных заседаниях, следует, что в ДД.ММ.ГГГГ согласилась на предложение ФИО1 продавать поставляемый ими героин. По достигнутой договорённости, ФИО1 передавала ей по 10 свертков – «чеков» героина в день, из которых 9 должна была продавать по 1 000 рублей за каждый, а 1 свёрток могла взять себе в качестве вознаграждения за «работу». Вырученные от продажи героина деньги передавала ежедневно ФИО1 или Иванову. Оглашенные показания в судебном заседании подсудимая Глобина (Мариаш) А.В. не поддержала, при этом пояснила, что наркотические средства «<данные изъяты>» не продавала. (т. 1 л.д. 191-195,212-216, т. 2 л.д. 63-65, т. 4 л.д. 52-54, т.37 л.д.82-90, т.39 л.д.119-126). 

Несмотря на не признание в судебном заседании Ивановым А.Г. своей вины, виновность Иванова А.Г. в совершении указанного преступления, подтверждается совокупностью следующих исследованных судом доказательств.

Из показаний свидетеля ФИО2, данных в суде и оглашенных в порядке ч.3 ст. 281 УПК РФ следует, что она является матерью Глобиной (Мариаш) А.В., в настоящее время воспитывает её младшую дочь. Характеризует дочь как доброго, отзывчивого человека и хорошую хозяйку. Не отрицает, что дочь страдала наркозависимостью, в связи с чем получала лечение, которое практически не дало результатов. Со слов дочери знает, что наркотики она употребляла совместно с её мужем ФИО3. У кого дочь приобретала наркотики, не знает. Считает, что дочь ее не виновна. От жителей села знала, что Иванов и ФИО1 занимаются продажей наркотических средств и то, что именно у ФИО1 ее дочь приобретала наркотики (т. 2 л.д. 77-78, т.39 л.д.81-85).

Из показаний свидетеля ФИО4 данных в суде и оглашенных в порядке ч.3 ст. 281 УПК РФ следует, что Мариаш является его соседкой по месту проживания в <адрес>. Неоднократно видел, как к Мариаш приходила ФИО1, а так же различные молодые парни, по одному или двое. При этом о целях прихода этих людей он не знал. Слышал, что в поселке стали говорить, о том, что Мариаш торгует какими-то наркотиками. Приходил ли Иванов к Мариаш, не видел. В ДД.ММ.ГГГГ узнал, что Мариаш была задержана за сбыт наркотических средств. Знает, что Мариаш долгое время нигде не работает. (т. 2 л.д. 83-84).

Из оглашённых в порядке п. 4 ч.2 ст.281 УПК РФ показаний допрошенной на предварительном следствии и в качестве подсудимой в судебных заседаниях ФИО1, уголовное дело в отношении которой постановлением Невельского городского суда от 13.02.2012 года выделено в отдельное производство в связи с объявлением её в розыск, достоверно знала, что ее гражданский муж - Иванов на протяжении длительного времени является потребителем наркотиков. По просьбе Иванова, ДД.ММ.ГГГГ стала передавать их общей знакомой Мариаш пакетики с героином («чеки») для продажи наркозависимым лицам. При этом Иванов занимался фасовкой на электронных весах героина по «чекам», а она передавала «чеки» Мариаш. Деньги от продажи наркотика Мариаш отдавала им с Ивановым, а они тратили на личные и семейные нужды, поскольку сами не работали. Со слов Иванова знала, что из 10 переданных для реализации «чеков», Мариаш 1 или 2 «чека» брала себе лично в качестве оплаты за распространение наркотиков. ДД.ММ.ГГГГ в их с мужем квартире сотрудники милиции провели обыск, в ходе которого наряду с иными предметами изъяли электронные весы и свёртки с героином. Эти наркотики предназначались для передачи Мариаш и дальнейшей продажи. Изъятая сторублёвая купюра могла быть из разряда полученных от Мариаш денег от продажи наркотиков (т. 1 л.д. 158-158,175-179, т. 2 л.д. 7-10, 57-59, т. 3 л.д. 225-228, т.37 л.д.74-82).

Из оглашенных в порядке ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля «<данные изъяты>» следует, что супругов Иванова и ФИО1 знает на протяжении четырех лет. Точный адрес проживания Иванова и ФИО1 не знает, однако помнит их визуально. По рекомендации своих знакомых потребителей наркотиков в ДД.ММ.ГГГГ приобрел у Иванова и ФИО1 для личного употребления наркотическое средство. Для этой цели пришёл в квартиру Иванова, где представился и назвал, кем рекомендован, после чего, купил 2 «чека» с героином, отдав Иванову за это 2 000 рублей. Дома один из приобретенных «чеков» употребил, а второй «чек» на следующий день не смог найти. О том, что приобрел именно героин, понял по наступившей после приёма наркотика эйфории. Когда не обнаружил второй из купленных у Иванова «чеков», потребовал у сожительницы вернуть его, предполагая, что она спрятала наркотик. Однако сожительница отказалась вернуть «чек», заявив, что ничего не знает. Также рассказал, что наркотик у Иванова приобретал неоднократно (т.2 л.д.128-130, т.37 л.д.67-69).

Из оглашенных в порядке ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля «<данные изъяты>» следует, что ее сожитель имеет наркотическую зависимость и с ДД.ММ.ГГГГ периодически приобретал героин у жителя их села А. Иванова. В очередной раз обнаружив, что сожитель приобрел два пакетика с героином у Иванова, один из которых уже употребил, решила второй пакетик от сожителя спрятать, а сожителю сказала, что дозу героина выкинула. Позже сама забыла, что спрятала наркотик и впоследствии ДД.ММ.ГГГГ добровольно выдала этот спрятанный пакетик с наркотиком сотрудникам милиции (т.2 л.д. 137-139, т.37 л.д.97-99). 

Из оглашенных в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО5 следует, что он, работая в качестве оперуполномоченного УБОП УВД по Сахалинской области в ДД.ММ.ГГГГ, получил сведения, что ранее ему неизвестная Мариаш по случайному стечению обстоятельств предложила купить у неё дозу героина сотруднику правоохранительных органов – ФИО6. При этом Мариаш сообщила ФИО6 свой адрес и стоимость дозы наркотика. В результате доклада ФИО6 и проведённой оперативной работой была установлена причастность Мариаш, а так же её знакомых Иванова и ФИО1, к сбыту наркотических средств. По результатам проведённой «проверочной закупки» героина, ФИО6 была приобретена у Мариаш, непосредственно по адресу её проживания, разовая доза героина за 1 500 рублей. (т.1 л.д. 46-49, т.37 л.д. 12-13). 

Из оглашенных в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО7 следует, что он дал аналогичные показания, как и ФИО5, так же, что ДД.ММ.ГГГГ вместе со следователем ФИО8 участвовал в обыске квартиры Иванова и ФИО1. Обыск был проведён в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в том числе, с участием понятых, предварительным разъяснением всем участникам обыска и хозяйке квартиры ФИО1 прав, а понятым так же обязанностей. По результатам обыска составлялся протокол, изъятые наркотические средства и все предметы, которые могли иметь отношение к незаконному сбыту героина, были надлежаще упакованы и оформлены (т.1 л.д. 42-45, т.37 л.д. 10-12). 

Из оглашенных в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО9 следует, что 20 лет знакома с семьей ФИО1 и Иванова, которые проживают в соседнем подъезде. Мариаш А. знает как жительницу села. Обе семьи проживают в достатке, хотя никто из них длительное время нигде не работает. В том числе, ФИО1 в своей квартире сделала евроремонт, установила пластиковые окна и хорошие двери. Часто наблюдала, как незнакомые парни приходили и приезжали в подъезд, где живёт ФИО1. От своего знакомого, который является потребителем наркотиков, узнала, что ФИО1 торговала наркотиками. После ареста Иванова и возбуждения уголовного дела посторонние люди прекратили приходить к подъезду ФИО1. Мариаш встречала не часто, но та всегда была в состоянии наркотического опьянения, о чем можно было догадаться по её внешнему виду, расширенным зрачкам и заторможенной речи (т.2 л.д. 73-74).

Из оглашенных показаний в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ свидетеля ФИО10 следует, что ФИО1 знает со школы и примерно около 4 лет проживает с ней в одном доме. Знает, что ФИО1 является гражданской супругой Иванова они оба длительное время нигде не работают, но деньги у них всегда были. Так же знает, что ФИО1 и Иванов имеют какое–то отношение к сбыту наркотиков, хотя всячески старались скрыть это и, если к ним кто-либо приходил, то оставался стоять возле подъезда, не входя к ним в квартиру. Однако, лично ни ФИО1, ни Иванов никогда ничего про наркотики не говорили. Замечала, что почти каждый день ФИО1 куда-то ездила на автомобиле, в ее квартире имелось множество предметов бытовой техники. Так же со школы знакома с Мариаш и примерно год назад узнала, что она употребляет наркотики, поскольку это было явно заметно из ее внешнего вида и неадекватного поведения (т.2 л.д.75-76).

Из оглашенных показаний в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ свидетеля ФИО11 следует, что с ДД.ММ.ГГГГ проживает в кв. № на первом этаже дома № по <адрес>. С соседями из квартиры № не знаком. Шума в их квартире не слышал и беспокойства они не причиняли. О том, что жильцы этой квартиры занимались сбытом наркотиков, не знал (т. 2 л.д. 85-86).

Из оглашенных в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО12 следует, что давно проживает в квартире № дома № по <адрес>. Знает, что в квартире № их дома проживают супруги ФИО1 и Иванов, с которым знакома около 20 лет. Однако тесных отношений с этими соседями не поддерживает, чем они занимаются, не знает. Со слов жителей своего села знает, что в районе их дома кто-то занимается сбытом наркотических средств и подозревала в этом жителей другого подъезда (т. 2 л.д.71-72).

Из оглашенных в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО13 следует, что проживает в соседнем подъезде дома, где живет Мариаш. Часто видел Мариаш гуляющей во дворе дома со своим маленьким ребенком, который по внешнему виду был всегда ухоженным. Об употреблении или причастности Мариаш к сбыту наркотиков, ничего не знает. Охарактеризовать Мариаш может, как спокойную женщину, которую в состоянии опьянения никогда не видел (т.2 л.д. 69-70).

Из оглашенных в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО14 следует, что она является соседкой семьи Иванова и ФИО1. Часто видела молодых людей, которые на 1-2 минуты, для каких-то целей, приходили к ФИО1. О том, что Иванов и ФИО1 торговали наркотиками, знает со слов односельчан, но лично этого не видела. Не смотря на то, что ни Иванов, ни ФИО1 нигде не работают, у них был достаток, в квартире сделан хороший ремонт и стоит дорогая мебель (т.2 л.д. 79-80).

Из оглашенных в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО15 следует, что её дочь - ФИО1 проживает в гражданском браке с Ивановым, от которого имеет сына ДД.ММ.ГГГГ рождения. Семейные отношения у дочери дружные, поскольку Иванов по характеру спокойный, добрый, дочь не обижает. Дочь по характеру тоже добрая, покладистая и тихая. Поскольку Иванов и ФИО1 проживают отдельно, не знала, чем они занимаются. В том числе, не знает, употребляет ли дочь наркотические вещества. Однако припоминает, что один раз видела дочь в состоянии наркотического опьянения и по внешнему виду Иванова догадывалась, что он употребляет наркотики. После окончания школы дочь практически не работала, но иногда имела временные подработки. То, что дочь занимается сбытом наркотических средств, стало для нее неожиданностью (т. 2, л.д. 81-82).

Из оглашенных в порядке ч.1 ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля ФИО3 следует, что с Мариаш проживает в браке около 5 лет и имеет с ней совместную дочь. Так же у Мариаш имеется сын от первого брака. Мариаш поддерживала отношения с сожительницей Иванова – ФИО1 и женщины ходили друг к другу в гости. Поскольку Мариаш в гости к ФИО1 ходила довольно часто, полагает, что она могла быть знакома и с Ивановым. О том, что Мариаш употребляет героин, узнал ДД.ММ.ГГГГ. Тогда Мариаш стало плохо и ФИО1 отвезла её в больницу, после чего, Мариаш была помещена в отделение наркологии. Потом некоторое время Мариаш лечилась от наркозависимости на дому. Вечером ДД.ММ.ГГГГ год в их с Мариаш квартире был проведен обыск. Поскольку работает в <адрес> с утра до позднего вечера, не знал, что Мариаш занималась сбытом наркотиков. Однако может утверждать, что Мариаш является хорошей матерью и домохозяйкой со спокойным и уравновешенным характером (т.2 л.д.108-111, т.39 л.д.71-81).

Доказательства совершенного Ивановым А.Г. преступления представлены так же исследованными судом материалами дела.

Постановлением Невельского суда от ДД.ММ.ГГГГ о даче разрешения на проведение обыска в жилище по адресу <адрес>. (т. 1 л.д. 101).

Протоколом обыска от ДД.ММ.ГГГГ квартиры № дома № по <адрес>, в ходе которого в присутствии Мариаш А.В. и ФИО3 обнаружены и изъяты: в спальной комнате – чёрный полимерный свёрток с запаянной горловиной, с находящимся внутри порошкообразным веществом бело-жёлтого цвета; в ванной комнате – два инъекционных шприца и пакет с ватными тампонами, а так же пластиковая бутылка с этикеткой «комплевит» и находившимся в ней полиэтиленовым чёрным свёртком с запаянной горловиной и находящимся внутри свёртка порошкообразным веществом бело-жёлтого цвета (т.1 л.д. 102-103). 

Протоколом выемки от ДД.ММ.ГГГГ у свидетеля «<данные изъяты>», данные которого сохранены в тайне, в ходе которого произведено изъятие бумажного свертка с фрагментом ленты желтого цвета (т. 2 л.д. 142-144).

Протоколом опознания от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которого лицо под именем «<данные изъяты>» среди представленных ему фотографий на фотографии под № 2 опознал Иванова А.Г., как сбывшего ему в ДД.ММ.ГГГГ два бумажных свертка с наркотическим средством - героин (т. 2 л.д. 131-135).

Заключением эксперта № 107 от ДД.ММ.ГГГГ, из выводов которого следует, что: 

- вещество, содержавшиеся в бумажном свертке, изъятом ДД.ММ.ГГГГ в ходе выемки у «<данные изъяты>», является наркотическим средством кустарного изготовления – героином (диацетилморфином), масса которого составляла 0, 14 грамм; 

- героин, содержащийся в бумажном свертке, изъятом ДД.ММ.ГГГГ в ходе выемки у лица под именем «<данные изъяты>», однороден по внешним признакам (цвет, наличие неоднородных фракций), по качественному составу наркотических компонентов, близких по их качественному содержанию, а также однороден по наполнителю, с героином, находившимся в двух бумажных свертках, изъятых ДД.ММ.ГГГГ в ходе обыска по адресу: <адрес>, следовательно, могли иметь общий источник происхождения по сырью и технологии изготовления основного наркотически активного компонента; 

- героин, содержащийся в бумажном свертке, изъятом ДД.ММ.ГГГГ в ходе выемки у лица под именем «<данные изъяты>», также мог иметь общий источник происхождения по сырью и технологии изготовления основного наркотически активного компонента, с героином, приобретенным в ходе проведённой ДД.ММ.ГГГГ «проверочной закупки», а также, с героином, содержащемся в 73-х бумажных свертках, изъятых в ходе обыска по адресу: <адрес> (т. 3 л.д. 65-71). 

Заключением эксперта № 58 от ДД.ММ.ГГГГ, из выводов которого следует, что в полученном у Мариаш А.В. образце смывов рук выявлены следы наркотического средства героина (диацетилморфина), которые могли произойти от наркотического средства героина (диацетилморфина); в полученном у Иванова А.Г. образце смывов рук выявлены следы наркотического средства героина (диацетилморфина), которые могли произойти от наркотического средства героина (диацетилморфина) (т. 3 л.д.8-9). 

Заключением эксперта № 428 от ДД.ММ.ГГГГ, которым установлено, что представленные на исследование фрагменты листов бумаги, общим количеством 72 штуки (из-под изъятых в ходе обысков и выемки бумажных свертков с наркотическим веществом) с цветными рисунками и печатным текстом, вероятно, составляли единое целое. Представленные на исследование шесть фрагментов листов бумаги ранее составляли единое целое (т.3 л.д.103-105).

Протоколом выемки от ДД.ММ.ГГГГ у обвиняемого Иванова А.Г., в ходе которой произведено изъятие выданной им добровольно тетради с записями дат продаж героина; количества проданного героина; денежных сумм, вырученных от продажи (т. 2 л.д. 148).

Заключением эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, из выводов которого следует, что исследуемые рукописные буквенно-цифровые записи в изъятой у Иванова А.Г. тетради выполнены в разные периоды времени и значительно ранее ДД.ММ.ГГГГ (т.36, л.д. 70 -96).

Протоколами осмотра предметов и веществ от ДД.ММ.ГГГГ и ДД.ММ.ГГГГ, в ходе которых осмотрены изъятые в ходе обысков жилища Мариаш А.В. - квартиры № дома № по <адрес> и жилища Иванова А.Г и ФИО1 - квартиры № дома № по <адрес>, а так же добровольно выданной ДД.ММ.ГГГГ Ивановым А.Г. тетради с записями. Указанные предметы и вещества в дальнейшем соответствующим постановлением следователя приобщены к материалам дела в качестве вещественных доказательств (т.3 л.д. 113-117, 125-132, 133-134, 118-119, 135-137). 

Явкой с повинной Иванова А.Г от ДД.ММ.ГГГГ, в которой он добровольно сообщил, что в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, совместно с Мариаш и ФИО1 занимался незаконным сбытом наркотического средства – героина (т. 1 л.д. 242).

Протоколом осмотра жилища от ДД.ММ.ГГГГ с участием ФИО1 по адресу <адрес> (т.1 л.д.127-135).

Протоколом обыска жилища от ДД.ММ.ГГГГ по адресу <адрес> участием ФИО1 (т.1 л.д.83-98)

Протоколом выемки от ДД.ММ.ГГГГ у свидетеля «<данные изъяты>», в ходе которой произведено изъятие выданной добровольно фрагмента сложенной бумаги белого цвета с неразборчивым рисунком, обвернутой отрезком изоленты желтого цвета, с порошком белого цвета. (т.2 л.д.142-144)

 

Давая оценку приведенным в приговоре показаниям подсудимых, свидетелей, исследованным материалам дела, суд приходит к следующему.

Суд в качестве достоверных доказательств признает показания на предварительном следствии и в суде свидетелей ФИО5, ФИО7, ФИО4, «<данные изъяты>» и «<данные изъяты>», а так же, данные на предварительном следствии показания свидетелей ФИО15, ФИО9, ФИО10, ФИО12, ФИО13 и допрошенной в качестве лица, привлекаемого к уголовной ответственности, ФИО1

Указанные показания были получены с предварительным предупреждением об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, с соблюдением иных требований уголовно-процессуального законодательства, большинство из них, непосредственно после произошедших событий. Эти показания согласуются между собой и соответствуют собранным по делу доказательствам, в том числе, в части описания ими места, времени, способа совершения подсудимыми преступления. Расхождение в детализации описываемых свидетелей событий, являются не значительными и не изменяют сути излагаемых ими обстоятельств, не влияют на доказанность и квалификацию совершенного Ивановым преступления. Показания всех указанных лиц нашли свое объективное подтверждение в ходе судебного разбирательства, в материалах дела. 

Показания свидетелей ФИО5 и ФИО7 относятся к осуществлению ими служебной деятельности, свидетели «<данные изъяты>» и "<данные изъяты>" предоставили сведения о событиях, участниками которых они являлись, а свидетели ФИО9, ФИО4, ФИО10, ФИО12, ФИО13 сообщили о своих наблюдениях за жизнью подсудимых, являвшихся их соседями. Сведений о наличии оснований для оговора подсудимых, личной заинтересованности данных лиц в исходе дела, либо получении ими от этого иной выгоды, судом не установлено. Оснований не доверять показаниям перечисленных свидетелей у суда не имеется, представленные свидетелями сведения относятся к сфере их профессиональной деятельности, либо обстоятельствах, очевидцами которых они являлись.

Заключения экспертов по делу даны соответствующими специалистами в пределах своей компетенции, выводы заключений у суда так же сомнений не вызывают.

Суд находит не состоятельными доводы защиты фактически указавших на умышленно организованную в отношении подсудимых провокацию и фальсификацию доказательств, базирующуюся, по мнению защиты, на оговоре подсудимых всеми сотрудниками правоохранительных органов, а так же свидетелями, данные которых были засекречены в установленном законом порядке.

Как установлено в судебном заседании, и это не отрицалось подсудимыми из ранее данных ими показаний в суде, большинство свидетелей, за исключением сотрудников правоохранительных органов, и подсудимые состояли в нормальных или добрососедских отношениях, либо вообще не были знакомы между собой, что объективно исключает возможность оговора подсудимых с их стороны. Более того, признанные судом достоверными показания ФИО1 были даны ею в ходе предварительного следствия в статусе подозреваемого и обвиняемого лица, то есть, когда она достоверно и безусловно была осведомлена о возможности не свидетельствовать против себя и своих близких, а так же, что её показания, даже при последующем отказе от них, могут быть использованы против неё. Оснований оговора подсудимых указанными лицами судом не установлено. При этом каких-либо данных об оказанном правоохранительными органами на свидетелей давлении или о фальсификации доказательств, от самих свидетелей и от подсудимых, а так же их адвокатов, на протяжении многомесячного предварительного расследования, не поступало, вплоть до судебного рассмотрения дела.

Суд, давая оценку показаниям свидетелей ФИО2 и ФИО3, в качестве достоверных признаёт показания, данные этими лицами в ходе предварительного следствия. Признавая достоверными именно эти показания, суд исходит из того, что указанные свидетели являются близкими родственниками подсудимой Глобиной (Мариаш), что определяет наличие заинтересованности в судьбе не только этой подсудимой, но и подсудимого Иванова с учётом инкриминируемого обоим обвинения о совершении преступления в организованной группе. Суд считает, что изменение показаний свидетелями ФИО2 и ФИО3 данных ранее в судебном заседании продиктованы желанием оказания дружественной поддержки подсудимым и помощи во избежание в полной мере уголовной ответственности за содеянное, в связи с чем, суд не принимает изменённые указанными свидетелями в суде показания в качестве достоверных доказательств.

Оценивая показания подсудимых, суд в качестве достоверных признает показания Иванова и Мариаш, данные ими на предварительном следствии. Признавая именно эти показания наиболее правдивыми и достоверными, суд исходит из того, что они даны были подсудимыми практически сразу после выдвинутого в их отношении подозрения, т.е. когда предшествующие описываемые ими события еще не могли быть искажены вследствие их давности, либо осознано в иных личных целях. Представленные именно в этих показаниях сведения фактически ранее уже были изложены Ивановым в явке с повинной, а в дальнейшем были подтверждены показаниями свидетелей, иных привлеченных к уголовной ответственности лиц, а так же письменными данными, зафиксированными в добровольно выданной Ивановым тетради. 

О правдивости именно этих показаний свидетельствует тот факт, что при допросах на следствии Иванов и Мариаш в произвольной форме сообщали следствию об обстоятельствах совершенного ими преступления в присутствии профессиональных защитников, с предварительным разъяснением положений ст. 51 Конституции РФ, то есть права граждан не свидетельствовать против себя. По мнению суда, наличие на каждом листе протокола допросов подписей подсудимых, в том числе, после разъяснения им возможности использования этих показаний в качестве доказательства по делу, даже при последующем отказе от них, свидетельствует о достоверности и правильности сведений, отраженных в этих протоколах допросов, а так же в протоколе явки с повинной, поскольку перед дачей этой собственноручно составленной явки, Иванову разъяснялись те же права.

Подсудимые Иванов и Мариаш в ходе предварительного расследования, активно сотрудничая с органом следствия, давали последовательные, взаимодополняющие и логичные показания о приобретении, расфасовке и сбыте ими наркотического средства – героина. При этом органам предварительного следствия подсудимые сообщали такие подробности о своей незаконной деятельности, которые, не смотря на отрицание этих фактов в судебном заседании, давали основания уже в то время расценивать их деятельность, как преступления, совершаемые именно в организованной группе. Так каждый из подсудимых подробно рассказывал о своей роли и роли каждого участника организованной группы, а именно, что Иванов приобретал наркотические средства, расфасовывал их, после чего часть расфасованного героина он совместно со своей гражданской супругой сбывали различным лицам, а часть героина - передавали для сбыта Мариаш, которая после реализации героина деньги от его продажи передавала Иванову или его жене. Данные показания подсудимых подтверждаются так же и показаниями привлечённой к уголовной ответственности ФИО1, которая в ходе предварительного следствия так же подробно давала пояснения по этим фактам. Именно указанные показания согласовались с показаниями допрошенных на предварительном следствии свидетелей. Таким образом, именно показания подсудимых, данные ими неоднократно на предварительном следствии, полностью подтверждаются и согласуются с признанными судом достоверными показаниями свидетелей, а также заключениями криминалистических экспертиз, протоколами следственных действий (выемок, обысков и т.п.) и другими исследованными и признанными судом достоверными доказательствами. 

Судом установлено, что каких-либо нарушений закона при даче подсудимыми указанных показаний, органом следствия допущено не было. Все допросы подсудимых Иванова А.Г. и Глобиной (Мариаш) А.В. были проведены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, с предварительным разъяснением их процессуальных прав, в том числе, положения статьи 51 Конституции Российской Федерации о праве граждан не свидетельствовать против самого себя и своих близких родственников, в присутствии профессиональных защитников. По окончании указанных допросов протоколы Ивановым и Мариаш были прочитаны и подписаны, о чем свидетельствуют их собственноручные записи о правильности изложенных в протоколе сведений, а так же, отсутствие в указанных протоколах каких-либо замечаний с их стороны и со стороны защитников. 

Изменение подсудимыми в судебном заседании своих ранее данных в ходе предварительного следствия показаний, суд не принимает в качестве достоверных и расценивает, как способ защиты от предъявленного обвинения и попытку опорочить свои ранее данные и полностью воссоздающие картину совершенного преступления, признательные показания, с целью избежать ответственности за содеянное. 

Суд считает, что исходя из жизненного опыта, возраста, образования и психического здоровья подсудимых, достоверно знающих, о тяжести предъявленного им обвинения, они не могли заблуждаться относительно последствий дачи ими признательных показаний в ходе предварительного следствия.

Каждое из перечисленных доказательств суд считает относимыми, так как все они имеют значение для установления обстоятельств совершенного преступления, а так же допустимыми, поскольку они получены с соблюдением порядка, установленного требованиями действующего уголовно-процессуального закона. 

Все исследованные судом показания свидетелей, подсудимых и иные доказательства по делу, в том числе протоколы следственных действий, получены с соблюдением требований УПК РФ, изъятие наркотических средств у подсудимых производилось в присутствии понятых, каких-либо замечаний от участников следственных действий и самих подсудимых не поступало. Правильность составления указанных документов подтверждается подписями понятых и самих подсудимых, поэтому их достоверность сомнений у суда не вызывает.

В соответствии с ч. 1 ст. 75 УПК РФ недопустимыми признаются доказательства, полученные с нарушениями УПК РФ. Согласно общим положениям уголовно-процессуального закона, существенными являются те нарушения УПК, которые влекут нарушение конституционных прав лица. Таких нарушений при исследовании доказательств по делу, в том числе оспариваемых подсудимыми и стороной защиты, судом не установлено. В связи с чем, представленные в материалах дела протоколы следственных действий, в том числе, составленных по итогам проведённых в квартирах подсудимых обысков, суд признает полноценными источниками доказательств.

Результаты проведённых обысков, осмотров мест происшествия и вещественных доказательств, заключений судебных экспертиз, признанные достоверными показания свидетелей, объективно подтверждают вину подсудимого Иванова в совершении им преступления.

Суд признает совокупность исследованных судом доказательств достаточной для квалификации действий подсудимого Иванова А.Г. в соответствии с уголовным законом.

Органами предварительного следствия Иванов А.Г. обвиняется в совершении в составе организованной группы сбыта в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ наркотического средства неустановленным лицам и свидетелю под именем «<данные изъяты>» в особо крупном размере.

В ходе судебного рассмотрения достоверно установлено, что ДД.ММ.ГГГГ Иванов А.Г., действуя в составе организованной группы со своей соучастницей, в отношении которой уголовное дело выделено в отдельное производство, на сбыт наркотических средств, при том, что каждый из участников исполнял отведенную им в группе роль, приобрел у неустановленного лица наркотическое средство героин, которое расфасовал в разовые дозы, после чего в один из дней периода с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, находясь в своей квартире по <адрес>, сбыл «<данные изъяты>» два свертка с наркотическим средством героин, в каждом из которых находилось не менее 0,14 грамма героина, по цене 1 000 рублей за каждый свёрток, общей массой не менее 0,14 грамма, на общую сумму 2 000 рублей. Один сверток с наркотическим веществом «<данные изъяты>» употребил путем внутривенной инъекции, а второй сверток - спрятала его сожительница «<данные изъяты>». Согласно заключения эксперта № 107 от ДД.ММ.ГГГГ, в изъятом у «<данные изъяты>» бумажном свертке вещество является наркотическим средством – героином (диацетилморфином), массой 0,14 грамма, который включён в список наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в РФ запрещён в соответствии с законодательством и который однороден по внешним признакам (цвет, наличие неоднородных фракций), по качественному составу наркотических компонентов, близких по их количественному содержанию, а также однороден по наполнителю с героином, изъятым ДД.ММ.ГГГГ в ходе обыска в квартире №, дома № по ул<адрес> (квартира Иванова), следовательно, могли иметь общий источник происхождения по сырью и технологии изготовления основного наркотически активного компонента. Кроме того, героин, изъятый ДД.ММ.ГГГГ в ходе выемки у «<данные изъяты>», так же мог иметь общий источник происхождения по сырью и технологии изготовления основного наркотически активного компонента с героином, изъятым ДД.ММ.ГГГГ в ходе проверочной закупки у Мариаш А.В.

При этом, указание органов предварительного следствия в отношении Иванова на то, что в ходе добровольной выдачи лицом под именем «<данные изъяты>» правоохранительными органами было изъято наркотическое средство - героин, в размере, определённом по результатам экспертизы № 107 от ДД.ММ.ГГГГ года, 0,014 грамма, в то время, как в действительности, в ходе указанной выемки было изъято наркотическое средство - героин, в размере 0,14 грамма, суд относится к допущенной органом следствия технической ошибке, не влияющей на существо инкриминируемого подсудимому преступного деяния, его квалификацию и доказанность его вины. 

Так, согласно исследованным в ходе судебного заседания и признанным достоверными, доказательствам документального характера (протокол выемки у свидетеля «<данные изъяты>», бумажного свертка с веществом, которое в последствие заключением экспертизы было признано наркотическим средством – героином, а так же самим заключением экспертизы № 107 от ДД.ММ.ГГГГ года) установлено, что размер изъятого в ходе выемки героина составлял именно 0,14 грамма. Более того, в указанной части предъявленное подсудимому Иванову обвинение на протяжении всего предварительного следствия и в судебном заседании не оспаривалось.

Судом установлены фактические обстоятельства, согласно которым, Иванов А.Г., зная о том, что незаконный оборот наркотических средств на территории Российской Федерации запрещен, являясь потребителем наркотических средств, действуя умышленно, из корыстных побуждений, обладая неустановленным источником получения наркотического средства – героин, владея организаторскими способностями, с целью незаконного сбыта героина, намереваясь извлечь при этом материальную выгоду, в ДД.ММ.ГГГГ создал и возглавил в <адрес> организованную преступную группу. Так, находясь у себя в квартире, Иванов предложил своей сожительнице принять участие в сбыте наркотического средства – героин, его потребителям - жителям южной части Сахалинской области, с целью извлечения материальной выгоды для них обоих, на что сожительница Иванова согласилась. Желая увеличить количество сбываемого героина, Иванов и его соучастница предложили их общей знакомой Мариаш осуществлять сбыт наркотического средства героина путем его продажи, используя при этом ее, Мариаш жилище, пообещав ей в счет оплаты за продажу каждую десятую упаковку с разовой дозой от общего количество проданного героина, на что Мариаш согласилась. Таким образом, Иванов А.Г. организовал преступную группу, в которую вошел он, его соучастница, в отношении которой уголовное дело выделено в отдельное производство, и Мариаш А.В., для обеспечения наибольшей конспирации, Иванов А.Г. сознательно не сообщал источник получения им наркотического средства, при этом осуществлял общее руководство, планирование и координацию деятельности всех участников организованной преступной группы, распределял функции между ее членами, получение денежных средств.

Так, Иванов А.Г., приобретая у неустановленных в ходе следствия лиц наркотическое средство, расфасовывал его и упаковывал в бумажные свертки, часть из которых затем реализовывал совместно со своей соучастницей, в отношении которой уголовное дело выделено в отдельное производство, а часть они передавали для реализации Мариаш, которая часть полученных наркотиков сбывала неустановленным в ходе следствия лицам, а часть употребляла лично в счет оплаты за реализованные ею наркотики. Денежные средства от реализации Мариаш передавала Иванову и их соучастнице, в отношении которой уголовное дело выделено в отдельное производство. 

При этом участники организованной группы сознавали, что каждый из них, выполняет свою роль в ее деятельности, при этом Иванов А.Г. с соучастницей, в отношении которой уголовное дело выделено в отдельное производство, преследовали единую цель - извлечение преступного дохода от незаконного оборота наркотических средств, а Мариаш А.В. - возможность получить безвозмездный доступ к героину, для его внутривенного употребления. Преступная деятельность Иванова А.Г., соучастницы, в отношении которой уголовное дело выделено в отдельное производство и Мариаш А.В. характеризовалась высокой устойчивостью, обусловленной продолжительностью данной преступной деятельности и значительным объемом наркотического средства, используемого для его незаконного сбыта. Контакты между участниками организованной преступной группы носили постоянный и интенсивный характер.

То есть, суд считает установленным, что Иванов, Мариаш заранее объединились для совершения сбыта наркотических средств и действовали в составе устойчивой организованной группы. При этом имели своего руководителя – Иванова, который приобретал наркотики, фасовал их и отслеживал путь реализации и поступление дохода. При этом он сам, а также соучастница, в отношении которой уголовное дело выделено в отдельное производство, и Мариаш, согласно распределенным ролям, осуществляли сбыт наркотиков, строго подчиняясь групповой иерархии и дисциплине. 

Таким образом, суд приходит к выводу, что квалифицирующий признак совершение сбыта наркотических средств в «составе организованной группы» полностью нашел свое подтверждение по вышеизложенным основаниям. В судебном заседании достоверно установлено, что цель созданной Ивановым группы, в состав которой вошли его соучастница, в отношении которой уголовное дело выделено в отдельное производство, и Мариаш, была направлена на сбыт наркотических средств. При этом группа имела своего организатора – Иванова, обладала устойчивостью, роль каждого из участников была определена и именно в соответствии с данной ролью ими осуществлялась их деятельность, действия группы носили длительный и единообразный характер. 

Вместе с тем, суд исключает из обвинения подсудимого Иванова по факту сбыта наркотического средства - героина в размере не менее 0,14 грамма лицу под именем «<данные изъяты>», квалифицирующий признак совершения сбыта в «особо крупном размере», поскольку размер сбытого подсудимыми указанному лицу героина, согласно, как постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей: 228, 228.1, 229 УК РФ» в редакции от 07.02. 2006 года № 76, так и постановления Правительства Российской Федерации «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ для целей статей: 228, 228.1, 229 УК РФ» от ДД.ММ.ГГГГ за № 1002, не отнесено к особо крупному, крупному либо значительному размерам.

Исследовав и оценив собранные по делу доказательства, суд находит вину подсудимого Иванова А.Г. доказанной и квалифицирует его действия по факту сбыта свидетелю под именем «<данные изъяты>» наркотического средства – героин, в размере, не менее 0,14 грамма, по п. «а» ч.3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона ДД.ММ.ГГГГ № 162-ФЗ), как незаконный сбыт наркотических средств, совершенный организованной группой. 

При этом суд учитывает, что в соответствии со ст. 9,10 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяется уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния, а уголовный закон, устраняющий преступное деяние, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, то есть распространяется на лиц, совершивших соответствующее деяние до вступления такого закона в силу. Поскольку на момент вынесения данного решения Федеральными законами от ДД.ММ.ГГГГ № 215-ФЗ, а так же, от ДД.ММ.ГГГГ № 18-ФЗ, в ч.3 ст. 228.1 УК РФ внесены изменения, ухудшающие положение подсудимого, суд при вынесении данного решения применяет редакцию Закона, действовавшую на момент инкриминируемого подсудимому деяния, а именно редакцию Федерального закона ДД.ММ.ГГГГ № 162-ФЗ.

Кроме того, Иванов А.Г. органами предварительного следствия обвиняется в том, что Иванов совместно с Мариаш и их соучастницей, создав организованную группу для сбыта наркотических средств и приобретя для этих целей ДД.ММ.ГГГГ у неустановленного лица наркотическое средство героин (диацетилморфин) в особо крупном размере, весом не менее 40 грамм, после чего лично расфасовал и упаковал не менее 19,6 грамм в 132 бумажных свертка, а оставшийся героин, весом не менее 20, 4 грамма, лично употребил внутривенно. В соответствии с предъявленным обвинением в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, Иванов А.Г. и соучастница, совместно сбыли 50 свертков с героином, общим весом не менее 7 грамм, по цене 1 000 рублей за один сверток неустановленным лицам, а также передали для реализации Мариаш А.В. 80 свертков с героином, общим весом не менее 11,2 грамма. После чего, Мариаш А.В. из полученных от соучастников свёртков, 72, содержавших наркотическое средство – героин, общим весом 10,08 грамма, сбыла по цене 1 000 рублей за один сверток. Всего за указанный период, как указано предварительным следствием, организованной группой в составе Иванова, Мариаш и их соучастницы было сбыто наркотического средства – героина в общем размере 17,08 грамма, неустановленным лицам, а так же, свидетелю «<данные изъяты>», в размере не менее, 0,28 грамм. В результате незаконных действий организованной группы соучастниками был получен общий доход в сумме 124 000 рублей. Кроме того, из этой же партии наркотического средства (72 свёртка, содержавших героин с общим весом 11,2 грамма), 8 свертков, в которых находилось наркотическое средство - героин общим весом не менее 1,12 грамм, Мариаш А.В. оставила себе и употребила внутривенно. Таким образом, органом представительного следствия обоим подсудимым вменен сбыт в составе организованной группы за указанный период наркотического средства в общем размере 17,36 грамма (17,08+0,28). 

Вместе с тем, в ходе судебного рассмотрения достоверно установлено, только то, что из указанной органом следствия партии наркотического средства - героина 0,14 грамма было сбыто лицу под именем «<данные изъяты>» и данные незаконные действия судом квалифицированы по п. «а» ч.3 ст. 228.1 УК РФ. 

В то время, как необходимых доказательств тому, что остальная часть из инкриминируемого обоим подсудимым в качестве совершенного в организованной группе, незаконного сбыта в особо крупном размере, а именно, в размере 17,22 грамма (17,36-0,14), была ими действительно сбыта неустановленным лицам, суду представлено не было.

Так, для установления события преступления и правильной квалификации действий виновного по делам о незаконном сбыте наркотических средств, подлежат доказыванию все признаки предмета преступления, идентификация конкретного наркотического средства. В связи с чем, обязательным условием для установления виновности лица так же является проведение специальной (биологической, химической) экспертизы и получение заключения эксперта об отнесении представленного вещества к наркотическим средствам и его размере, что влияет на квалификацию действий виновного.

То есть, для определения вида средств и веществ (наркотическое, психотропное или их аналоги, сильнодействующее или ядовитое), их размеров, названий и свойств, происхождения, способа изготовления, производства или переработки, а также для установления принадлежности растений к культурам, содержащим наркотические вещества, требуются специальные знания, суд должен располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов. 

Таким образом, для признания лица виновным в незаконном обороте наркотических средств, необходимо располагать заключением компетентного эксперта о виде и количестве вещества. Однако какого-либо экспертного исследования по фактам сбыта Ивановым, Мариаш и их соучастницей в отношении наркотического средства – героина в размере, составляющем не менее 17,22 грамма, которые, согласно предъявленного обвинения, были ими сбыты с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, не проводилось. Сбытое в указанный период наркотическое вещество в общем размере около 17,22 грамма изъято не было и, соответственно, не был определен вид этого вещества, его точный размер, название и свойства, способ изготовления. Размер сбываемого наркотического вещества вменялся в вину подсудимым только на основании показаний подсудимого Иванова на предварительном следствии и органом следствия инкриминировалось примерное количество сбываемого героина неустановленным лицам. 

Поскольку по смыслу ч. 3 ст. 49 Конституции РФ все сомнения в отношении доказанности обвинения, если их не представляется возможным устранить, толкуются в пользу подсудимого, суд считает, что неопровержимых доказательств вины подсудимых Иванова и Глобиной (Мариаш) в совершении ими в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, в составе организованной группы, сбыта наркотического средства - героина в размере, примерно составляющем 17,22 грамм, органом следствия и стороной обвинения суду не представлено. При таких обстоятельствах, суд считает излишне вменённым Иванову и Глобиной (Мариаш) обвинения в сбыте неустановленным лицам в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ примерно 17,22 грамм (17,36 – 0,14) наркотического вещества героина и исключает его из объема предъявленного им обвинения.

Согласно ч.5 ст.35 УПК РФ лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за их организацию и руководство ими в случаях, предусмотренных ст.ст.205.4, 208, 209, 210, 282.1 УК РФ, а также за все совершенные организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией) преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) несут уголовную ответственность за участие в них, в случаях, предусмотренных ст.ст.205.4, 208, 209, 210, 282.1 УК РФ, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.

Исходя из этого, Иванов А.Г., как лицо, создавшее организованную группу и руководящее ею, несет уголовную ответственность за все совершенные организованной группой преступления, поскольку они охватывались его умыслом, а Мариш (Глобина) А.В. подлежит уголовной ответственности за преступления, в совершении которых она участвовала. 


При таких обстоятельствах, суд приходит к выводу, что Глобина (Мариаш) А.В. подлежит оправданию, на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ в связи с непричастностью к совершению вышеуказанного преступления, поскольку доказательств, подтверждающих причастность Глобиной (Мариаш) А.В. к указанному преступлению судом не установлено.

При назначении наказания за совершенное преступление суд учитывает цели наказания, определенные ст.43 УК РФ – восстановление социальной справедливости, исправление осужденных и предупреждение совершения ими новых преступлений.

В силу положений ст. 60 УК РФ, суд при назначении наказания учитывает характер и степень общественной опасности содеянного подсудимым, его личности, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного.

При исследовании личности подсудимого Иванова А.Г. установлено, что он на учете у врача нарколога и психиатра <данные изъяты>, однако с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ находился на лечении в отделении анестезиологии и реанимации ОГУЗ «Сахалинская областная больница» с диагнозом «<данные изъяты>», по месту жительства характеризуется удовлетворительно, по имевшемуся у него ранее месту работы в <данные изъяты> - положительно. Судим Невельским городским судом 14 апреля 2010 года по ч.2 ст. 228 УК РФ к 4 годам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. 

С учетом образования подсудимого, его поведения в ходе следствия и в суде, а так же сведений, представленных в материалах дела, суд признает Иванова А.Г. в отношении содеянного им вменяемым.

Согласно положениям п.п «и,к» ч.1 ст.61 УК РФ, учитывая, что Иванов в ходе предварительного следствия давал подробные и чистосердечные признательные показания, вину в содеянном признавал в полном объеме, добровольно участвовал в следственных мероприятиях, чем способствовал скорейшему установлению истины по делу и восстановлению социальной справедливости, суд в качестве обстоятельств, смягчающих наказание подсудимого, признает явку с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступлений в период предварительного следствия.

Иными смягчающими наказание Иванова обстоятельствами, согласно ч.2 ст.61 УК РФ, суд признает полное признание им вины на предварительном следствии, раскаяние в содеянном.

С учетом личности подсудимого Иванова А.Г., общественной опасности совершенного им умышленного преступления, направленного против здоровья населения и общественной нравственности, суд приходит к выводу о повышенной социальной опасности подсудимого и не находит возможным применение к нему положений ст.73 УК РФ – условного осуждения. Суд считает, что цели наказания будут достигнуты только при изоляции подсудимого от общества, в связи с чем, с целью его исправления и перевоспитания, считает необходимым определить ему наказание в виде реального лишения свободы. 

При назначении наказания подсудимому Иванову А.Г., учитывая обстоятельства совершенного им преступления, в том числе, совершение указанного преступления с целью извлечения материальной и иной выгоды, суд применяет к нему дополнительное наказание в виде штрафа, размер которого устанавливает с учетом его семейного и материального положения.

Обстоятельств, влекущих освобождение подсудимого от уголовной ответственности или от наказания, предусмотренных главами 11 и 12 УК РФ судом не установлено.

Не смотря на то, что в отношении Иванова А.Г. имеется вступивший в силу приговор Невельского городского суда от 14 апреля 2010 года, по которому Иванов в настоящее время отбывает наказание, в его действиях суд не усматривает рецидива преступлений, поскольку на момент совершения им преступления, за которое он осуждается настоящим приговором, он был юридически не судим. 

Обстоятельств, отягчающих наказание Иванова А.Г., предусмотренных ст. 63 УК РФ, судом не установлено. В связи с чем, учитывая наличие смягчающих обстоятельств, суд считает необходимым применить к подсудимому положения ч. 1 ст. 62 УК РФ, назначая наказание в размере, не превышающем двух третей от максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания.

Каких-либо исключительных обстоятельств, позволяющих суду применить к подсудимому Иванову А.Г. более мягкое наказание, чем это предусмотрено санкцией статьи, либо снизить ему категорию совершенного преступления, в материалах дела не содержится, не установлено их и в судебном заседании. Поэтому оснований для применения к подсудимому ст. 64 УК РФ и положений, предусмотренных ч.6 ст. 15 УК РФ, суд не находит.

Поскольку подсудимым Ивановым совершено преступление, относящееся к категории особо тяжких, при наличии у него наказания, назначенного по приговору Невельского городского суда от 06 июля 2012 года, то есть постановленного уже после совершения преступления, за которое он осуждается настоящим приговором, при определении размера назначаемого ему окончательного наказания, суд руководствуется положениями ч.5 ст.69 УК РФ и правилами частичного сложения наказаний. При этом, согласно положениям, регламентированным ст.72 УК РФ, в срок отбытия наказания по настоящему приговору суд засчитывает срок содержания подсудимого под стражей по приговору от 06 июля 2012 года. 

Учитывая, что подсудимый Иванов А.Г. в рамках уголовного дела, по которому он осужден приговором Невельского городского суда от 06 июля 2012 года, был водворён под стражу с 04 июня 2008 года, суд считает необходимым именно с указанной даты исчислять срок отбытия окончательно назначенного наказания, с учетом постановления Невельского городского суда от 06 мая 2014 года, согласно которому мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Иванова А.Г. была отменена. 

Суд для отбывания наказания направляет подсудимого Иванова А.Г., на основании п. «в» ч.1 ст. 58 УК РФ, в исправительную колонию строгого режима.

Суд не рассматривает вопрос о всех вещественных доказательствах по уголовному делу, поскольку их судьба решена приговором Невельского городского суда от 06 июля 2012 года, который в указанной части не отменялся и не изменялся и вступил в законную силу, за исключением следующих вещественных доказательств – кортик, хранящийся в оружейной комнате УВД по г.Южно-Сахалинску и, согласно материалам уголовного дела, принадлежащий Иванову А.Г., а также денежная купюра достоинством 100 рублей, хранящаяся при материалах дела, по которым разрешить вопрос в соответствии со ст.81 УПК РФ.

В связи с назначением подсудимым Иванову А.Г. и Глобиной (Мариаш) А.В. адвокатов и с применением ст.78 УК РФ, процессуальные издержки, связанные с вознаграждением адвокатов Шевченко Е.А. и Гавриловой Е.А. за участие в суде по назначению, суд на основании п.5 ч.2 ст.131 УПК РФ, а так же в силу ч.5 ст.132 УПК РФ (в отношении Глобиной (Мариаш) А.В.) и в силу ч.6 ст.132 УПК РФ (в отношении Иванова А.Г.) считает необходимым возместить за счет средств федерального бюджета.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 307, 308, 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать Иванова А. Г. виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч.3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона 08.12.2003 № 162-ФЗ) и назначить ему наказание в виде 8 лет 3 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 20 000 рублей.

На основании ч.5 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказания по данному приговору и приговору Невельского городского суда от 06.07.2012 года, окончательно назначить Иванову А. Г. - 11 лет 7 месяцев лишения свободы со штрафом в размере 40 000 рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. 

Избрать Иванову А.Г. меру пресечения в виде заключение под стражу. Взять под стражу в зале суда. 

Срок отбывания наказания Иванову А.Г. исчислять с 17 июня 2014 года.

Зачесть Иванову А.Г. в срок отбывания наказания время отбытия наказания по приговору Невельского городского суда от 06.07.2012 года и время содержания под стражей с 04 июня 2008 года по 06 мая 2014 года включительно.

Оправдать Глобину (Мариаш) А. В. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «а, г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ (в редакции Федерального закона 08.12.2003 № 162-ФЗ) на основании п.2 ч.2 ст.302 УПК РФ – за непричастностью к совершению преступления.

Признать за Глобиной (Мариаш) А.В. право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием. 

Вещественные доказательства: 

кортик, хранящийся в оружейной комнате УВД по г.Южно-Сахалинску - вернуть Иванову А.Г., по вступлению приговора в законную силу;

денежную купюру достоинством 100 рублей - хранить при материалах уголовного дела.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Сахалинский областной суд через Невельский городской суд в течение 10 суток со дня провозглашения, а осужденным Ивановым А.Г. в течение 10 суток со дня получения копии приговора. В случае подачи апелляционной жалобы осужденные вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, о чем должно быть указано в жалобе. 

Судья Невельского городского суда А.В. Грибановский 

Подсудимые:

Иванов А. Г. ; Мариаш (Глобина) Альбина Васильевна

Обратитесь к специалистам прямо сейчас! Чем раньше вы начнете предпринимать активные действия, тем больше вероятности достичь положительного результата!

 +7 (495) 649-42-01 (г. Москва)

+7 (915) 346-83-77 (МТС)

+7 (905) 582-13-60 (Билайн, WhatsApp)

Эл. почта: konsultant228@yandex.ru

Первая консультация является бесплатной. На постоянной основе бесплатные консультации не предоставляются.

Вы можете обратиться за консультацией по телефонам:

+7 (495) 649-42-01

+7 (905) 582-13-60

+7 (915) 346-83-77

Подготовьтесь к звонку!!! Подготовьте максимум возможной информации по делу: квалификацию преступления, обстоятельства дела и т.п. (чем больше вы расскажете, тем подробнее и точнее получите ответ).

Сделайте первый шаг на пути к свободе, поговорите с экспертом!

 

 

"Я-сторонник решительных действий! В данной категории дел политика невмешательства или трусость - фатальны!"

Руководитель проекта

Артем Васильевич Г.