Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

+7 (495) 649-42-01   +7 (915) 346-83-77   +7 (905) 582-13-60

konsultant228@yandex.ru

РАБОТАЕМ БЕЗ ВЫХОДНЫХ


НОВОСТИ

Судам готовят новые правила работы

            13 июля 2017 года


Важная информация

Изменения в ст.228 УК РФ

в 2017 году!!!

Я понимаю, что все ждут изменения в законодательстве по статьям 228, 228.1 УК РФ. Мы тоже ждем!

Но! Изменений нет и не предвидится!

Если какой-либо сайт размещает информацию о грядущих изменениях-это рекламный ход, дабы привлечь Ваше внимание, не более того!

Так как ФСКН расформировано, многие проекты остались не реализованными!

Не бойтесь звонить нам!

Если Вы на нашем сайте, значит у Вас появился реальный шанс на общение с профессионалом!

Будьте активны!

Ваши обращения являются конфиденц-ми, Вам не обязательно представляться специалисту!

Вы можете позвонить, рассказать о сложившейся ситуации, узнать что грозит, проконсультироваться что делать, какие действия предпринять!

Нужна помощь профессионального адвоката по наркотикам в Москве и Московской области?

Или на Юге России?

Звоните. Мы на связи!

Находитесь в других регионах России?

Нужна помощь профессионала в защите по наркотикам?

Звоните, мы работаем дистанционно со всеми регионами!

Изучим уголовное дело, укажем нарушения, необходимые действия, составим документы.

Обжалуем приговор в ваших интересах или составим жалобу для самостоятельной подачи!

При необходимости адвокат может выехать в ваш регион!

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

 

     Октябрьским районным судом г. ***** А. был осужден по по ч.3 ст.30-п. «а» ч.3 ст 228.1, ч.3 ст.30-п. «а» ч.3 ст 228.1, ч.3 ст.30-п. «а» ч.3 ст 228.1, ч.3 ст.30-п. «а» ч.3 ст 228.1, ч.3 ст.30-п. «а» ч.3 ст 228.1, ч.1 ст.30-п. «а» ч.3 ст.228.1, ч.3 ст.30-п.п. «а,б» ч.2 ст.228.1 УК РФ к 8 (восьми) годам 8 (восьми) месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

     С приговором суда не согласен, считаю его незаконным, необоснованным и подлежащим отмене по следующим основаниям:

     В соответствии с требованиями ч.1 ст.237 УПК РФ уголовное дело подлежит возвращению прокурору в случае составления обвинительного заключения с нарушением требований уголовно-процессуального закона, исключающего возможность постановления судом приговора на основе данного заключения.

     На основании ч.1 ст.162 УПК РФ, срок предварительного следствия не может превышать двух месяцев. На основании ч.ч.4,5 ст.162 УПК РФ срок предварительного следствия может быть продлен руководителем следственного органа по субъекту Российской Федерации и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, а также их заместителями до 12 месяцев.

     Как следует из справки к обвинительному заключению, уголовное дело №135120200016 в отношении А. возбуждено 08 января 2012 года (том 7 л.д.229). Однако, срок предварительного следствия по уголовному делу №135120200016, с момента его возбуждения 08 января 2012 года, не продлевался до момента объединения уголовных дел №56574 и №135120200016 - 02 мая 2012 года.

     При таких обстоятельствах, срок предварительного следствия по уголовному делу №135120200016 истек 08 марта 2012 года без продления его в установленном законом порядке, что влечет необходимость рассмотрения вопроса о признании последующих процессуальных документов, в том числе обвинительного заключения, а равно постановлений о привлечении в качестве обвиняемых, незаконными и недопустимыми.

     Кроме того, из справки к обвинительному заключению следует, что уголовные дела №101128500227(том 5 л.д.175-178) с уголовным делом №135128500138 соединены в одно производство не были. Что так же влечет  необходимость рассмотрения вопроса о признании последующих процессуальных документов, в том числе обвинительного заключения, а равно постановлений о привлечении в качестве обвиняемых, незаконными и недопустимыми.

     Данные нарушения уголовно-процессуального закона являются фундаментальными, а постановленный на их основе приговор подлежит отмене в соответствии с требованиями, предусмотренными п.5 ст.389.15 УПК РФ.

     Также прокуратурой Октябрьского района г. *****, на основании обращения М. от 29.07.2013 года  в порядке ст.124 УПК РФ был дан ответ, что уголовное дело №135138500138 направлено начальнику 4 отдела СС УФСКН России по ***** краю 01.07.2013 года для производства дополнительного следствия и устранения допущенных нарушений УПК РФ при расследовании данного уголовного дела.

     Согласно ст.ст.215, 217 УПК РФ, признав, что все следственные действия по уголовному делу произведены, следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела для ознакомления.

     Вопреки требованию закона, после проведения дополнительных следственных действий, ознакомление с ними не проводилось. Что является существенным нарушением уголовно-процессуального закона и на основании ч.1 ст.389.17 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

     На основании ч.1 ст.389.17 УПК РФ, основаниями отмены или изменения судебного решения судом апелляционной инстанции являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые путем лишения или ограничения гарантированных настоящим Кодексом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на вынесение законного и обоснованного судебного решения.

     В соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, являющейся в силу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации, каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

     В соответствии с п.4 ч.2 ст.241 УПК РФ, закрытое судебное разбирательство допускается на основании определения или постановления суда в случае, когда  этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц.

     В судебном заседании 13.11.2013 года, судья необоснованно удовлетворил ходатайство государственного обвинителя о проведении дальнейших судебных заседаний в закрытом режиме, мотивируя данное решение обеспечением безопасности засекреченных свидетелей и исключения узнавания их родственниками подсудимых.

     На момент принятия судом решения, данные свидетели в течение пяти судебных заседаний не являлись по вызову в суд, и на них неоднократно оформлялись принудительные приводы. Кроме того, данные свидетели так и не были доставлены в судебное заседание и допрошены судом. Данных, свидетельствующих об угрозе безопасности свидетелей со стороны родственников подсудимых, государственным обвинителем предоставлено не было.

     Считаю, что суд необоснованно принял данное решение, тем самым нарушив требования ст.241 УПК РФ.

Принял обвинительный уклон, руководствуясь при этом желанием скрыть многочисленные нарушения в ходе судебного разбирательства дела.

     Фактически было проведено 8 судебных заседаний, в ходе которых, я считаю, физически невозможно достоверно исследовать судом весь объем доказательств по уголовному делу: 24 эпизода обвинения, 46 свидетелей, более 200 компакт-дисков с аудио -, видеозаписями.

     Кроме того, суд, приняв решение о проведении судебных заседаний в закрытом режиме, при отсутствии установленных законом оснований, фактически нарушил право, гарантированное А. ст.147 Конституции РФ на слушание дела в открытом заседании.

     Воспользовавшись тем, что слушание проводилось в закрытом режиме, суд по надуманным обстоятельствам удалил из зала судебного заседания М. и К., тем самым лишив их возможности предоставлять доказательства. Чем нарушил их право на защиту.

     Протоколы судебных заседаний велись не верно. М. своей вины не признавал. А. свою вину признал в части хранения наркотических средств без цели сбыта и пособничестве при приобретении наркотических средств.

     В соответствии с Постановлением пленума ВС РФ от 16 апреля 2013 г. N 11 о внесении изменения в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года №1 "О судебном приговоре":

«Каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления имеет право допрашивать показывающих против него свидетелей или право на то, чтобы эти свидетели были допрошены, и имеет право на вызов и допрос свидетелей в его пользу на тех же условиях, что и для свидетелей, показывающих против него. В этой связи, выводы суда о виновности подсудимого в совершении преступления не могут быть основаны исключительно или главным образом (в решающей степени) на фактических данных, содержащихся в оглашенных показаниях потерпевшего или свидетеля, если обвиняемый (подсудимый) в стадии предварительного расследования либо предыдущих судебных заседаниях не имел возможности оспорить эти показания (например, допросить показывающего против него потерпевшего или свидетеля на очной ставке, задавать ему вопросы, высказать свои возражения в случае несогласия с показаниями).

     Несмотря на это, и при наличии возражений стороны защиты (л.115-116 п.с.з), 19.11.2013 года суд удовлетворил ходатайство государственного обвинителя об оглашении показаний свидетелей Г., В., Б., С., Б.,  И., Ф., Г., М., Г., К., О., А., П., Ю., А., П., С., С., Р., Р., К., О., вопреки требованиям ст.281 УПК РФ.

     В период предварительного следствия у А. не было возможности оспорить показания данные свидетелями.

     Обвинительный приговор главным образом основан на фактических данных, содержащихся в оглашенных показаниях данных свидетелей.

     Протокол судебного заседания от 21.11.2013 года составлен неверно. При выяснении судом мнения сторон по ходатайству государственного обвинителя об оглашении показаний свидетелей Мел. (т.18 л.д.236-238), Г. (псевдоним Е.) (т.19 л.д.81-89), позиция стороны защиты была записана не верно, подсудимые и защитники возражали против оглашения показаний данных свидетелей. Что было сделано целенаправленно для их оглашения, потому что данные показания имеют решающее значение, как доказательство вины подсудимых.

     Также вопреки ст.281 УПК РФ показания свидетелей Мел., Г.(псевдоним Е.) были оглашены в судебном заседании. Сторона защиты возражала против оглашения показаний. Данные, содержащиеся в оглашенных показаниях свидетелей Мел., Г.(псевдоним Е.), в решающей степени влияют на выводы суда о виновности подсудимых.

     В период предварительного следствия, у А. не было возможности оспорить показания данных свидетелей. В соответствии с Постановлением пленума ВС РФ от 16 апреля 2013 г. N 11 о внесении изменения в постановление пленума верховного суда российской федерации от 29 апреля 1996 года №1 "О судебном приговоре", оглашенные  показания данных свидетелей не могут лечь в основу обвинительного приговора.

     В соответствии со статьей 48 Конституции РФ, каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно. В период с 19.11.2013 года А.  фактически был лишен квалифицированной юридической помощи защитника.

Адвокат С. назначенный А. судьей З. фактически не осуществлял его защиту. Защитник С. предоставил свой ордер 18.11.2013 года, и не имел возможности ознакомиться с материалами дела для осуществления его защиты.

     Согласно п.3 ст.248 УПК РФ, в случае замены защитника, суд предоставляет вновь вступившему в уголовное дело защитнику время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Данное требование было судом нарушено, и вновь назначенному адвокату С. не было предоставлено время для ознакомления с материалами уголовного дела. Тем самым нарушив право А.  на защиту, гарантированное ему статьей 48 Конституцией РФ.

     Кроме того, судебное заседание проводилось в закрытом режиме, и А.  не имел возможности узнать у родных, причины замены адвоката. Находясь в СИЗО, А.  неоднократно подавал заявления о вызове данного адвоката, но все они были проигнорированы.

А. утверждает, что в судебном заседании были поданы ходатайства в письменном виде, на имя председательствующего, о предоставлении времени защитнику С. для ознакомления с материалами дела в порядке ст. 248 УПК РФ. После ознакомления с данными ходатайствами судья З. в зале суда вернул их ему со словами: «Жалуйтесь хоть все, куда хотите!», тем самым нарушив требование п.5 ч.4 ст. 47 УПК РФ, гарантирующей право А. заявлять ходатайства.

     Также А. была направленна жалоба в адвокатскую палату ***** края на бездействия адвоката С.

     На основании этого, считаю, что право А. на справедливое судебное разбирательство и право на защиту были нарушены, и в ходе судебного разбирательства допущен ряд существенных нарушений уголовно-процессуального закона. Что является основанием для отмены приговора, на основании ст. 319.17 УПК РФ

Считаю, что действиям А. дана неверная квалификация и вина в предъявленном ему обвинении не нашла своего подтверждения по следующим основаниям:

     В соответствии с ч.3 ст.1 УПК РФ общепризнанные принципы и нормы Международного Права и Международные договоры РФ являются частью законодательства РФ регулирующего уголовное судопроизводство. Если Международный договор РФ устанавливает иные правила, чем предусмотренные данным кодексом, то применяются правила Международного договора.

   Согласно п.1 ст.6 Конвенции от 4 ноября 1950г. «О защите прав человека и основных свобод» ратифицированной РФ (Федеральный Закон №54-ФЗ от 30 марта 1998г.). Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное судебное разбирательство в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основе закона.

     В силу изложенного, справедливость судебного разбирательства предполагает и справедливый способ получения доказательств по уголовному делу.

     Как трактует нам закон, в соответствии с ч.5 ст.35 УК РФ, преступление признается совершенным ОПГ, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. ОПГ отличают признаки – устойчивость и организованность.

     Об устойчивости группы свидетельствует: тщательная подготовка и предварительное планирование преступных действий, подготовка средств реализаций преступного умысла, подбор и вербовка соучастников, распределение ролей между ними, техническое оснащение, обеспечение мер по сокрытию преступления, подчинение групповой дисциплине и указаниям организатора преступной группы.

     О сплоченности может свидетельствовать наличие устоявшихся связей, организационно-управленческих структур, финансовой базы, единой кассы из взносов от преступной деятельности, конспирации, иерархии подчинения и жестких правил взаимоотношений и поведения с санкциями за нарушение устава.

     Согласно п.4.2 «Обзора Судебной практики ВС по делам связанным с незаконным оборотом наркотических средств» ОПГ характеризуется предварительной договоренностью между ее участниками и устойчивостью, т.е. наличием детального, с указанием функций и действий соучастников, согласованием планируемого преступления, способов осуществления преступного замысла 

А. обвиняют в том, что он входил в созданную М. устойчивую, сплоченную преступную группу и в его обязанности входило  формирование устойчивого состава участников организованной группы, способных эффективно осуществлять планируемые им особо тяжкие преступления, координацию их действий, а так же распределение части денежных средств. При этом заинтересовав его возможностью быстрого, противоправного обогащения.

     Из доказательств, представленных органами предварительного следствия, невозможно установить тот факт, что А.  являлся членом ОПГ. Фактов свидетельствующих о его договоренности с М. в материалах дела нет. С М. он был знаком, но никаких договоренностей о создании ОПГ с ним не было. О якобы существовании ОПГ А. не знал и знать не мог.

     Закон гласит, что лицо должно осознавать свое участие в ОПГ. Утверждение обвинения что А. являлся членом ОПГ, является надуманным и не соответствует действительности.

     Кроме того, суд не учел, что фактов передачи А.  наркотических средств М. в материалах дела нет.

     Показания свидетеля Мел., не проверенные в судебном заседании, являются голословным утверждением и не подтверждаются фактами, к тому же были оглашены в нарушение ст. 281 УПК РФ и не могут быть использованы в решающей степени при постановлении обвинительного приговора. Суд ошибочно сделал вывод о допустимости показаний данного свидетеля.

Свидетель Д. в показаниях данных ею на предварительном следствии и оглашенных в судебном заседании в порядке п.1 ч.2 ст.281 УПК РФ, не приводит ни одного конкретного факта якобы сбыта А. наркотического средства Н. Ее показания ничем не подтверждаются и являются ее догадкой.

     А. утверждает, что не передавал Н. наркотические средства, что так же подтверждается показаниями Н 

     Также, в материалах дела есть лишь два задокументированных факта встречи М. с якобы участниками ОПГ.

13.07.2011 года М. около Сберегательного банка по адресу: г. ***** ул. Мира 232, забрал полимерный пакет у мужчины кавказской внешности на автомобиле с номерами У860РС-26 регион. Следствием не установлено содержимое данного пакета, а М. и М. не отрицают факт знакомства, и допускают возможность встречи. Но полностью отрицают факт передачи наркотических средств. Достоверных фактов о том, что в пакете находились наркотические средства, в материалах дела нет. (т.19 л.д.38-39)

10.08.2011 года М. пересел из автомобиля с номерами У860РС-26 регион в автомобиль с номерами Т540НЕ-26 регион, под управлением Б. с двумя большими полимерными пакетами. Содержимое пакетов следствием не было установлено. Б. и М. не отрицают факта своего знакомства и допускают возможность встречи. Достоверных фактов, о том, что в пакетах находились наркотические средства, в материалах дела нет. Свидетель Мел. в своих показаниях, так же не упоминает данного факта. (л.39 приговор)

     На основании данных обстоятельств, невозможно достоверно утверждать о том, что в обоих случаях 13.07.2011 года и 10.08.2011 года, в полимерных пакетах находилось наркотическое вещество, а не что-то другое.

     Таким образом, считаю, что суд ошибочно пришел к выводу о том, что М. передавал наркотические средства для последующего сбыта Б, М. и А., так как данное утверждение не подтверждается материалами уголовного дела.

     Также суд установил, что признаком конспирации является отсутствие в общении между собой по средствам сотовой связи слов и фраз которые могли бы свидетельствовать о незаконной деятельности! (л.5 приговора)

     Суд установил, что с целью поддержания между собой оперативной связи при осуществлении преступной деятельности, подсудимые якобы использовали телефоны мобильной связи, специально приобретенные для этой цели и зарегистрированные преимущественно на посторонних лиц (л.5 приговора). На каких основаниях суд пришел к данному выводу не известно. В качестве вещественного доказательства в деле есть лишь один мобильный телефон. Сим карты и другие телефоны, которые были якобы использованы в противозаконной деятельности, отсутствуют.

     Достоверных данных о том, что А. получал от М. распоряжения о методах конспирации и вступил с ним в сговор, в материалах дела нет. Считаю, что данный вывод суда не соответствует действительности и не подтверждается вещественными доказательствами и показаниями свидетелей.

     Так же суд ошибочно пришел к выводу о том, что А.  якобы осуществлял контроль за деятельностью непосредственных сбытчиков: координировал их действия, контролировал количество проданного ими наркотического средства, определял порядок общения с соблюдением строгой конспирации, аккумулировал денежные средства, распределял оставшиеся денежные средства между участниками группы. Данные утверждения являются простым утверждением и не подтверждаются материалами дела.

     Однако, факт отсутствия у него денежных средств, на момент обыска по адресу: г. *****, ул.Мира *** кв.**, где он проживал и на момент его задержания однозначно свидетельствует о том, что никаких денежных средств А.  не аккумулировал и никому не распределял.

     Кроме того, участие в ОПГ подразумевает получение материальной или иной выгоды от сбыта наркотических средств, достоверных доказательств получения А.  выгоды в материалах дела нет. Так же следствием не предоставлено сведений о наличии у него денежных средств, недвижимости, либо других материальных ценностей. Данный факт не согласуется с выводом суда о том, что А. долгое время занимался преступной деятельностью в составе ОПГ с целью противоправного незаконного обогащения.

     Между тем, как видно из материалов дела, изначально ОРМ «Проверочная закупка» проводились в отношении всех лиц в рамках отдельных производств, в дальнейшем на основании того, что обвиняемыми по заведенным делам проходят одни и те же лица, дела были объединены в одно производство.

     Из материалов дела следует, что ОРМ «Проверочная закупка»  у К. от 16.05.2011 года (т.19 л.д.42-47) и М. от 22.06.2011 года проводились одними лицами. В качестве закупщика в обоих случаях выступал Г.(псевдоним Е.), в качестве приглашённых граждан выступали М., Ф., а также оперативный работник ФСКН  Е.

     Данные ОРМ проводились в отношении К. и М. в рамках отдельных производств одними и теми же лицами, что свидетельствует о том, что закупщик Г.(псевдоним Е.), а так же приглашенные граждане М. и Ф. выступают при проведении ОРМ с одним оперативным сотрудником ФСКН Е. на постоянной основе (фактически штатные понятые). Что в свою очередь может свидетельствовать о заинтересованности данных лиц в исходе дела, а так же о том, что действия К. и М. могли быть спровоцированы Г.(псевдоним Е.) под контролем сотрудника ФСКН Е.

    Считаю, что суд ошибочно сделал вывод, о допустимости показаний данных свидетелей.

     Также, из материалов дела следует, что ОРМ «Проверочная закупка»  у М. от 02.09.2011 года и А. совместно с Н. от 19.09.2011 года проводились одними лицами. В качестве закупщика в обоих случаях выступал Ж., в качестве приглашённых граждан выступали Ж, Ю., а также оперативный работник ФСКН  К.

     Данные ОРМ проводились в отношении М. и А. совместно с Н. в рамках отдельных производств, одними и теми же лицами. Что свидетельствует о том, что закупщик Ж, а так же приглашенные граждане Ж. и Ю. выступают при проведении ОРМ с одним оперативным сотрудником ФСКН К. на постоянной основе (фактически штатные понятые). Что в свою очередь свидетельствует о заинтересованности данных лиц в исходе дела, а так же о том, что М. и А. совместно с Н. могли быть спровоцированы Ж. под контролем сотрудника ФСКН К.

Ж. и Ж. являются родными братьями и выступают в качестве приглашенных граждан и понятых с оперативным сотрудником ФСКН К. на постоянной основе (фактически штатные понятые), что подтверждается приговором Промышленного районного суда г. ***** от 25.01.2011 года в отношении О.

     Считаю, что суд ошибочно сделал вывод, о допустимости показаний данных свидетелей.

     По эпизоду от 24.08.2011 года суд не принял во внимание что субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной формой вины, т.е. умысел виновного по собственной инициативе должен быть направлен на распространение наркотических средств. Вывод суда о том, что инициатива сбыта исходила от А.,  не подтверждается материалами дела.

Закупщик С. в своих показаниях не указывает от кого исходила инициатива, данная информация так же отсутствует в материалах проведения ОРМ «Проверочная закупка» (т.18 л.д.187-191)

     Также, в соответствии с п.4 ст.6 Федерального закона «Об ОРД»  от 12 августа 1995г №144-ФЗ «Проверочная закупка» предусмотрена в качестве одного из видов ОРМ проводимого при осуществлении ОРД.

     Согласно ст.7 указанного закон,а основанием для проведения ОРМ являются в том числе: наличие уголовного дела, ставшие известными органам осуществляющим ОРД сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а так же о лицах его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

     Как следует из постановления о проведении «Проверочной закупки»  24.08.2011 года,  оперативное мероприятие проводилось на основании якобы имеющейся у оперативных сотрудников информации о том, что А. и М. занимаемся сбытом наркотических средств.

     Вместе с тем, ОРМ могут быть проведены, а их результаты использованы при постановлении приговора, если соблюден перечень в ст.7 указанного закона оснований их проведения и если полученные результаты свидетельствуют о наличии у виновного умысла на сбыт наркотических средств сформировавшегося независимо от деятельности оперативных подразделений, а так же о совершении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

     В соответствии с правовой позицией Верховного Суда РФ, а так же сформулированной ЕСПЧ, любая предварительная информация, касающаяся существующего намерения совершить преступление, должна быть проверяема. Следует отметить, что наличие такой информации для проведения проверочной закупки и предоставление ее органам следствия и суду предусмотрено и п.21 Инструкции, утвержденной совместным приказом МВД России, ФСБ России, ФСИН России, ФСКН России и др. от 17.04.07 «Об утверждении инструкции о порядке предоставления результатов ОРД дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд».

     Однако, в имеющихся рассекреченных материалах ОРД, отсутствуют какие-либо сведения о том, что А. занимается сбытом наркотических средств или готовится к нему.

     Показания свидетеля С. не могут являться достаточным основанием для проведения ОРМ, так как были получены после ее проведения. Кроме того, показания свидетеля С. не были проверены в судебном заседании, и основания проведения ОРМ ничем не подтверждаются.

    В соответствии с Постановлением пленума ВС РФ от 15 июня 2006 г. N 14, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у виновного умысла на незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.

     При таких обстоятельствах, считаю, что С. мог действовать в интересах оперативного сотрудника ФСКН Я. и под его контролем. И мог спровоцировать А.  и М. на оказание помощи при приобретении наркотического средства.

     На тот момент А. и М. являлись наркозависимыми, С. знал это и именно поэтому сам мог просить помочь приобрести для него наркотическое средство.

     Кроме того, в материалах дела отсутствует подтвержденная информация, что данные действия А. совершил, являясь членом ОПГ, под руководством М. или получал от него наркотические средства для последующего сбыта.

По эпизоду 09.09.2011 года, так же отсутствуют предусмотренные законом основания для проведения в отношении А. ОРМ «Проверочная закупка».

    Показания свидетеля Б. не могут являться достаточным основанием для проведения ОРМ «Проверочная закупка», так как были получены после ее проведения. К тому же, суд ошибочно посчитал, что инициатива сбыта наркотического средства исходила от А. Данное обстоятельство подтверждается только показаниями свидетеля Б, которые были оглашены в судебном заседании, в нарушение ст.281 УПК РФ, при наличии возражений со стороны защиты. 

     В соответствии с Постановлением Пленума ВС РФ от 16 апреля 2013 г. N 11, о внесении изменения в Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года №1 "О судебном приговоре", показания данного свидетеля не могут быть положены в основу приговора, т.к. имеют решающее значение при установлении вины обвиняемого (свидетельствуют о наличии умысла).

Б. мог сам просить А. оказать помощь в приобретении наркотического средства, тем самым спровоцировав его на противоправные действия. При совершении данного деяния, А. действовал в его интересах и за его же денежные средства, умыслом охватывалось именно оказание помощи в приобретении наркотика. Об этом свидетельствует так же его поведение во время проведения ОРМ. На момент получения денежных средств от Б. у А.  не было наркотика, и ему понадобилось время, что бы его приобрести для Б.

     Кроме того, в материалах дела отсутствует подтвержденная информация, что данные действия А. совершил являясь членом ОПГ, под руководством М. или получал от него наркотические средства для последующего сбыта.

     По эпизоду 01.11.2011 года из показаний оперативного сотрудника Х, а так же из показаний свидетеля Ж. и Ю. следует, что закупщик К. передал денежные средства М. Достоверных данных, свидетельствующих о том, что данные денежные средства М. передал А., именно для приобретения на них наркотического средства, в деле нет. К тому же, в материалах дела отсутствуют какие либо данные свидетельствующие о том, что А.  приобретал наркотические средства и передавал их М., либо К 

А. мог получить от М. денежные средства в счет долга или еще по каким либо причинам. Доказательств, что передача денег имеет отношение к незаконному обороту наркотических средств, в материалах дела нет.

     Других доказательств, свидетельствующих о причастности А. к совершению данного деяния в материалах дела нет.

     По эпизоду от 16.12.2011 года суд не принял во внимание, что субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной формой вины, т.е. умысел виновного по собственной инициативе должен быть направлен на распространение наркотических средств.

     Вывод суда, о том, что инициатива сбыта исходила от А. не подтверждается материалами дела. Закупщик К. в своих показаниях не указывает от кого исходила инициатива, данная информация так же отсутствует в материалах проведения ОРМ «Проверочная закупка». 

Закупщик К. мог сам настойчиво просить помочь ему приобрести наркотическое средство, и утверждать, что сам является наркозависимым. На тот момент А. являлся наркозависимыми,  К. знал это и именно поэтому мог просить помочь приобрести для него наркотическое средство, тем самым спровоцировав А. на совершение противоправного деяния.

     Кроме того, в материалах дела отсутствуют законные основания для проведении ОРМ в отношении А., а так же подтвержденная информация, свидетельствующая о том, что он занимается сбытом наркотических средств.

     При таких обстоятельствах, считаю, что К. мог действовать в интересах оперативного сотрудника ФСКН В. и под его контролем. И спровоцировать А.  на оказание помощи при приобретении наркотического средства.

     Кроме того, в материалах дела отсутствует подтвержденная информация, что данные действия А.  совершил являясь членом ОПГ, под руководством М. или получал от него наркотические средства для последующего сбыта.

      В соответствии с п.13 Постановления пленума ВС РФ от 15 июня 2006 г. N 14(в ред. Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2010 N 31) «Об умысле на сбыт указанных средств, веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, их количество (объем), размещение в удобной для сбыта расфасовке либо наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п.»

     Суд необоснованно пришел к выводу, что инициатива сбыта наркотических средств исходила от  А., на тот момент он являлся наркозависимым и приобретал наркотические средства для личного употребления. Мог исключительно по инициативе закупщиков С, К, Б. и по их настойчивым просьбам согласится оказать им помощь в приобретении наркотического средства.

     Считаю, что во всех случаях, умысла на сбыт наркотических средств А. не имел.

     В соответствии с п.13 Постановления пленума ВС РФ от 15 июня 2006 г. N 14(в ред. Постановления Пленума ВС РФ от 23.12.2010 N 31): «Действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник».

      Все свои действия А. совершил в интересах С, К, Б. и по их инициативе, что подтверждается материалами дела. 

      Кроме того, в материалах дела отсутствует подтвержденная информация, что данные действия А.  совершил являясь членом ОПГ, под руководством М. или получал от него наркотические средства для последующего сбыта.

     По эпизоду 03.03.2012 – 06.03.2012 года,  в материалах дела отсутствуют законные основания для проведении ОРМ в отношении А., а так же подтвержденная информация, свидетельствующая о том, что он совместно с П. занимаются сбытом наркотических средств. 

     Кроме того, показания свидетеля А. выступавшего в роли закупщика, отсутствуют в материалах дела. Показания данного свидетеля имеют решающее значение для установления вины А. и вины П., а так же для установления самого факта события преступления.

     Данный свидетель не допрашивался и не вызывался в суд в качестве свидетеля. Без показаний данного свидетеля невозможно достоверно установить факт совершения деяния.

А. утверждает, что по данному эпизоду своей вины не признавал. Считаю, что П. могла дать признательные показания под давлением оперативных сотрудников.

     При таких обстоятельствах, суд ошибочно сделал вывод виновности А. по данному эпизоду.

     Во всех случаях выводы суда о наличии у А. умысла на сбыт наркотических средств не основан на требованиях закона, не подтвержден доказательствами и показаниями свидетелей.

     По эпизоду от 11.01.2012 года по обвинению по ч.1 ст.30 – п. «а» ч.3 ст.228.1 УК РФ, А. обвиняют в приготовлении к сбыту наркотических средств, в составе ОПГ.

     На тот момент А.  являлся наркозависимым, и данное наркотическое средство хранил для личного употребления. В ОПГ он не состоял, с М. ни каких договоренностей о сбыте наркотических средств у него не было.

     Достоверных доказательств того, что А. являлся членом организованной преступной группы, в материалах дела нет.  

     Считаю, что данные обстоятельства не получили надлежащей правовой оценки суда, а в части проведения ОРМ лицами, заинтересованными в исходе дела, не были выявлены судом и не приняты во внимание предварительным следствием, в связи с чем считаю, что приговор подлежит отмене так же и по основаниям, предусмотренным ст.389.16 УПК РФ.

 

На основании изложенного, в соответствии со ст.ст.389.19-389.20, 389.22, 389.28 УПК РФ,

 

ПРОШУ:

     Приговор Октябрьского районного суда г.**** от ** ноября 2013 года в отношении М, А, Б, К, М, М, Н, П. - ОТМЕНИТЬ.

     Уголовное дело возвратить прокурору Октябрьского района г. ***** для устранения препятствий его рассмотрения судом.      

Первая консультация является бесплатной. На постоянной основе бесплатные консультации не предоставляются.

Вы можете обратиться за консультацией по телефонам:

+7 (495) 649-42-01, +7 (915) 346-83-77

+7 (905) 582-13-60 (WhatsApp)

konsultant228@yandex.ru

 Подготовьтесь к звонку! Чем подробнее вы объясните ситуацию, тем точнее получите ответ.

Сделайте первый шаг на пути к свободе, поговорите с экспертом!